Аннора Петрова

Бри, не удаляй это!
Я знаю, ты ненавидишь меня, но мы были лучшими подругами, и мне необходимо написать это. Я думаю, у меня серьёзные проблемы, и ты ничем не можешь мне помочь, но мне нужно, чтобы ты прочла это и поняла меня.
Я знаю, мы не разговаривали с отборочных соревнований. Кажется, прошла целая вечность, но в том, что случилось с тобой, не было моей вины. Я была совершенно ни в чём не виновата. Я знаю: все думают, что это была я, но я бы никогда не сделала ничего такого, что могло бы причинить тебе вред.
Тебе покажется это сумасшествием, но мне нужно выговориться, чтобы хоть кто-то знал об этом.
Это началось, когда мы учились в 8-м классе. Это было накануне соревнований в турнире «Кристал Классик». Я была дома и не могла уснуть, потому что нервничала перед соревнованиями. И вот я включила компьютер, просто чтобы полазить в Интернете, но я не могла ни на чём сосредоточиться — просто сидела, и в итоге набрала в «Google» своё имя.
Лучше я бы никогда этого не делала, Бри. Сначала появились обычные ссылки, которые появляются всегда, когда набираешь в поисковике своё имя, потом я нашла ссылку на страницу в Википедии о себе.
Я подумала, что это наш клуб создал эту страницу, мой папа или кто-нибудь ещё; там обо мне было не очень много написано, только некоторые факты о выступлениях в фигурном катании, в каком городе я живу, но моё внимание привлекла информация о том, что я выиграла «Кристал Классик».
Я засмеялась, подумала, что кто-то сделал это, чтобы поддержать меня. Я стала расспрашивать отца об этом, но он отрицал, что имеет к этому отношение.
Когда я на следующий день выиграла соревнования, я была счастлива. Это был первый турнир, который я выиграла, и это было так здорово. Помнишь, как упорно я работала после этого? Вот тогда мои родители наняли Сергея мне в тренеры. Ты понимаешь, как дорого это стоило.
После этого я стала постоянно проверять страничку перед любым соревнованием — там всегда точно говорилось, какое место я займу. Там было сказано, что я выиграю региональные соревнования в 15 лет, и это сбылось. После этого Сергей убедил моего отца и маму, что у меня есть реальные шансы попасть на Олимпиаду, и тогда они забрали меня из школы.
Я каталась каждый день, но я не прогрессировала так, как того желал Сергей. Я упорно работала и каталась хорошо, но Сергей всё равно говорил, что этого недостаточно, чтобы пробиться на чемпионат.
Наступили отборочные соревнования. Всё, о чём я могла думать, это победа, и я сделала то, чего не должна была. Все вокруг говорили, что ты фаворит, и я чувствовала себя так, словно уже проиграла соревнования, поэтому я открыла страницу в Википедии в надежде увидеть, что я стала победительницей.
Но дело в том, что на странице было написано только: «Аннора Петрова — маленькая, эгоистичная сучка, которая получит по заслугам».
Я сломалась. Вот почему я так ужасно выглядела на следующий день. Я была как в тумане. Я помню, как смотрела на твоё выступление, и увидела, как ломается лезвие твоего конька, и следующее, что я помню — я оказалась на земле, а моё лицо было в крови от кончика лезвия твоего конька, который вылетел и порезал мне лоб. Потом все стали говорить мне, что это была моя вина, потому что твои коньки были в моём распоряжении до твоего выступления. Бри, я честно ничего не делала с твоими коньками — я хотела выиграть, но я бы никогда не причинила тебе вреда.
Когда мне сказали, что я отстранена от дальнейших выступлений, все говорили, что я получила то, что заслужила. Никто даже не попытался услышать мою точку зрения.
Я думаю, ты слышала, что Сергей бросил меня после этого. Он сказал, что я разочаровала его. Никто не разговаривал со мной.
Знаешь ли ты, что значит быть отвергнутой всеми? Я даже не могла заказать коньки на время.
И тогда на странице в Википедии всё стало становиться ещё хуже. Каждый раз, когда я туда заходила, там были написаны все эти ужасные вещи обо мне. Я не могу рассказать тебе и половины всего, что там было написано, настолько отвратительно это всё было. Я плакала всякий раз, когда читала это, но я не могла остановиться и не заходить туда.
Я знала, что нужно что-то делать, поэтому я обратилась с жалобой в Википедию. Я даже пыталась звонить им, но все утверждали, что не знают ничего об этой странице.
Я была дома одна в ту пятницу вечером и решила проверить, не удалили ли страницу. Страница всё ещё была на месте, на этот раз там говорилось: «Аннора Петрова — жалкая маленькая сирота».
Я испугалась. Позвонила родителям, чтобы предупредить их, но каждый раз, когда я звонила, на другом конце провода раздавался ужасный смех. Я набирала номер, наверное, раз сто, прежде чем больше не смогла слышать этот ужасный смех.
После автомобильной аварии полиция обнаружила в обломках мобильные телефоны родителей. Я проверила распечатку звонков с их мобильных, но там не было моих звонков в ту ночь.
Я была полностью опустошена. До этого я была настолько занята тренировками и домашними занятиями по школьным предметам, что просто никогда не замечала, как я была одинока всё это время. Я знаю, ты пыталась связаться со мной, но я была так подавлена и зла, что закрылась ото всех.
Когда мне исполнилось 18 лет и я получила причитающиеся мне по суду деньги, я поехала в Швейцарию и начала жизнь заново. Моё катание заметно улучшилось. Не прошло и года после смерти моих родителей, но мне стало казаться, что всё это было очень и очень давно.
Я пишу тебе сейчас из старого отеля в пригороде Праги. Завтра у меня собеседование в Чешском Ледовом Цирке. Я знаю, мы когда-то посмеивались над этим, но мне действительно хочется этим заниматься. Я немного нервничала и не смогла устоять перед искушением — снова открыла свою страничку в Википедии.
Я просто хотела посмотреть, получу ли я завтра работу. Но там было написано: «Аннора Петрова умерла брошенной и одинокой» — и сегодняшняя дата была датой моей смерти.
Я плачу так, что едва могу печатать. Но я хотела, чтобы ты узнала правду. Пожалуйста, поверь мне, Бри. Я приложила скриншот страницы, чтобы ты поверила мне.
Я не знаю, что делать. Я никого здесь не знаю. Не к кому обратиться за помощью. Я не знаю, что делать, поэтому я заперлась в своей комнате.
Я всё обновляю и обновляю страницу, но на ней ничего не меняется.
До полуночи осталось всего несколько минут. Всё, что я могу делать — обновлять страницу. Я устала, но не могу остановиться. Я боюсь отойти от компьютера. Мне нужно знать, что произойдёт дальше.


Рассказ - фигняВряд ли кому-то понравитсяСредненько, не страшноХорошая историяОтличная страшилка! (Пожалуйста, оцените историю!)
(оценили 2 читателей, средняя: 3,50 из 5)
Загрузка...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *