Предостережения

Мила жила в небольшой деревушке в Молдове. Население насчитывало чуть меньше четырехсот человек и потому, все знали друг друга и в основном находились в хороших отношениях. Родители Милы были добродушными людьми, они прекрасно ладили с соседями и часто приходили к ним в гости. Время пролетало незаметно. Мила могла часами слушать веселые истории взрослых и вскоре умилительно засыпала на крепких и ласковых руках отца.
Жизнь маленькой девочки напоминала рай. Утром она с мамой собирала цветы на полянах и ягоды в лесу, до вечера резвилась на кукурузном поле, а когда темнело, направлялась с отцом на рыбалку. Ее папа смастерил для нее маленькую удочку, чтобы она смогла рыбачить вместе с ним. Однако Миле никак не удавалось поймать рыбу на крючок, но девочка сильно не расстраивалась: отцу всегда удавалось ее рассмешить.
И вот, в очередной раз, он рассказывал о своем детстве дочурке. Ее звонкий смех эхом отдалялся по озеру и Георгий, отец Милы, не мог не рассмеяться в ответ.
— Что сегодня маленькая принцесса хочет на ужин? — сквозь смех спросил папа Милы, взъерошив ее светлые волосики на голове.
— Можно было бы яблочный пирог, — не переставая смеяться, воскликнула девочка.
— Ах, ты, моя сладкоежка!
Георгий начал щекотать Милу и новый взрыв детского смеха прошелся по вечернему озеру.
Они вернулись лишь тогда, когда начали замерзать. Сегодня им не удалось поймать улов, но никто из них не расстраивался, поэтому поводу.
Мама Милы, Ольга, приготовила мамалыгу. Она красиво накрыла на стол и начала резать блюдо с помощью тонкой нити.
Мила рассказала матери о том, как рыба пару раз срывалась с крючка удочки папы и как он смешно рассказывал о своих детских пакостях. Ольга внимательно слушала дочь и улыбалась, видя как Мила взахлеб пересказывает услышанное.
Жизнь маленькой девочки продолжала напоминать рай. Но Мила росла и цена за счастливое детство — тоже. Судьба долго не решалась предъявить счет девочки, но когда решилась — была беспощадна по отношению к девушке по имени Мила.
— Постой, — умоляюще проговорила Ольга, схватив дочь за руку, — не ходи сегодня гулять, побудь дома. У меня плохое предчувствие.
— Мам, — улыбнулась Мила, нежно коснувшись ладонью ее щеки, — все будет хорошо. Как всегда.
Мила еще раз улыбнулась и поспешно направилась на кукурузное поле. Она из последних сил старалась не сорваться на бег. Девушка так хотела увидеться со своим возлюбленным, что забыла поцеловать маму, как всегда делала перед прогулкой. Ее родители не знали с кем Мила встречалась каждый день на кукурузном поле, они не знали и того, что Анатолий предложил ей руку и сердце. Но не услышали родители от Милы признания лишь потому, что отец Анатолия насильно повенчал его с другой девушкой. Мила хотела сбежать с возлюбленным, когда ей исполнится восемнадцать, но только с согласием отца и матери. Она знала, что они ее поймут, поймут и отпустят.
— Толик! — не выдержала девушка, побежав на их место встречи. — Толик! Анатолий!
Обычно он отзывался. Обычно она уже находилась в его крепких объятиях. Обычно, но не сегодня.
От ее крика вороны разлетелись со всего поля. Она кричала, пока голос не охрип. Закрыв рот, Мила продолжала смотреть на чучело перед собой, на чучело, которое раньше так любила.
— Толик, — прошептала Мила, протянув руку, — Толик.
Ее возлюбленный был прибит к кресту, который сделал, специально для чучела, Георгий. Анатолий был одет в одежду куклы. Мила лично с мамой шила для чучела эту рубаху и набивала куклу сеном. Тогда это было увлекательно и весело. Сейчас же, ей совсем не смешно.
Мила припала к ногам Анатолия и горько заплакала. Кто мог поступить так жестоко и бессердечно? Кто мог посметь забрать у Милы ее счастье?
Девушка уже позабыла, когда последний раз плакала. Она позабыла, что такое быть несчастной. Да и знала ли?
Прорыдав несколько часов, Мила попыталась снять любимого с креста, но все попытки оказались тщетными. Тогда она, не оглядываясь, поспешила домой.
— Мама! Папа! — прокричала она на пороге.
Однако ей никто не ответил.
— Мама! Папа!
Снова тишина. По телу пробежала дрожь и Мила чуть не задохнулась от страха, подумав что с родителями что-то случилось.
«Не ходи сегодня гулять, побудь дома. У меня плохое предчувствие», — эти слова разрывали девушке сердце. Ее душа наполнилась неистовым желанием вернуть все назад и послушаться, один раз в жизни, наконец, послушаться маму.
Мила заплакала от облегчения, когда увидела родителей на кухне, мирно поедающих оладьи со сметаной. На удивление, родители никак не отреагировали на слезы дочери.
— Мама… Папа?
Девушка подошла к столу. Они даже не взглянули на нее.
— Папа!!! — закричала Мила прямо в лицо своему отцу, но он все так же продолжал медленно жевать оладьи.
— Мама?
Мила пыталась найти в глазах матери то, что всегда в них видела: бездонную любовь к мужу и дочери. Но в потухших глазах Ольги была пустота.
— Это сон. Всего лишь сон.
Мила выбежала из дому и упала от бессилия на колени. Она пыталась убедить себя, что все это иллюзия или сон и, что сейчас она проснется и, как всегда, пойдет с мамой собирать ягоды. Однако, где-то в глубине души, Мила понимала, что все это — жестокая реальность и от нее не сбежать, больно ущипнув себя за руку. Ты не проснешься, нет. Ты останешься в ней, какой бы она не была.
Мила попыталась взять себя в руки и успокоиться. Девушка обхватила себя руками и начала тяжело дышать. Это помогло ей мыслить трезво и паника начала немного отступать. Мила пыталась не смотреть на свой, такой родной и близкий, дом. При одной мысли о нем к глазам подступили слезы и сердце сжалось в неистовой тоске.
Тогда девушка направилась к соседям. Она шла по тропе, по обе стороны, которой были дома. Мила была уверена, что кто-то услышит ее иступленные рыдания и поможет, как всегда это было. Ее родители тоже когда-то помогли потерявшемуся ребенку. После происшествия Ольга сказала своей дочери: «Когда-то наше хорошее дело вернется бумерангом и, возможно, когда тебе понадобиться чья-то помощь, найдутся люди, которые непременно помогут!»
Вероятно, она ошибалась, потому что ни один из соседей не выбежал и не преподнес Миле коробочку помощи, в, которой она нашла бы красную кнопку. Эта кнопка бы вернула ее назад в прошлое. Другим способом, к сожалению, никто не мог помочь этой бедной девушке. А даже если бы Мила вернулась в прошлое, что бы это изменило? Удалось бы ей спасти Анатолия от смерти? Смогла бы она предостеречь родителей?
Мила глубоко вздохнула. Она подошла к двери и громко начала колотить по ней руками.
— Эй! — закричала она. — Эй!
Девушка почувствовала прилив ярости. Крича и плача одновременно, она велела открыть ей дверь. Но никто не спешил выполнять ее приказ. Мила злилась, что такие милые и дружелюбные соседи, в трудную для нее минуту оказались черствыми сухарями, неспособные на благородную помощь.
— Прошу…
Голос сорвался на шепот, колени подогнулись и девушка медленно сползла на асфальт. Она обхватила руками колени и покачивалась вперед-назад, глубоко дыша.
Но, совершенно неожиданно, Мила почувствовала, как что-то изменилось. Словно весь мир на секунду замер, реальность качнулась и… поменялась. Мила ощутила уверенность и спокойствие. Однако умиротворение быстро сменилось непреодолимым страхом и девушка почему-то решила, что нужно немедленно возвращаться домой. Она знала, что что-то изменилось. Ей предстояло это узнать, только бы успеть…
Мила забежала в дом и облокотилась о стену. Немного отдышавшись, она замерла. Теперь, страх и беспокойство отступили, но на их место пришел ужас. Ужас, который пронизывал девушку до кончиков пальцев, заставлял дрожать и еле сдерживать душераздирающий крик.
Из кухни доносились голоса. В зеркале напротив себя, Мила увидела отражение своего отца. Он грозно навис над деревянным столом и что-то обдумывал. Рядом с Георгием сидел Анатолий, вальяжно распластавшись на стуле.
Вдруг на кухню забежала Ольга. Еще щеки пылали красным и она тяжело дышала.
— Мила… Мила идет! — воскликнула мать девушки и на секунду будто задохнулась, но затем отдышалась и пришла в норму.
Мила закусила губу и зашла на кухню, со словами:
— Кажется, я схожу с ума!
Но ей никто не ответил. Даже голову не повернули в ее сторону, не нахмурились, не улыбнулись. Вообще ничего.
— Хорошо, — вдруг сквозь зубы процедил Георгий.
Девушка удивилась: она еще никогда не слышала, чтобы отец так говорил. Он всегда был лучиком в ее сердце, светом в конце тоннеля, ее ангелом хранителем и казалось, что он не способен на агрессию. Но еще больше удивилась Мила присутствию Анатолия. Даже если все, что произошло с ней в тот день, было всего лишь сном, это не объясняло его нахождение в ее доме. Неужели Толик все рассказал родителям?
— Хорошо, — улыбнулся парень. — Пятнадцать тысяч лей.
— Пятнадцать? Пятнадцать?! Сопляк, ты что, издеваешься?! — взревел Георгий, стукнув по столу.
Ольга приобняла мужа и погладила по плечу, нежно пошептывая:
— Тише. Тише.
Затем женщина взглянула в окно и испуганно поджала губы.
— Мила идет.
Ее голос дрогнул: она явно боялась, что дочь увидит эту сцену.
— Она не пойдет с тобой никуда, я запру ее. Она не сможет.
Каждое слово отцу Милы давалось с трудом. Он часто тяжело сглатывал и нервно вздыхал.
— Поверьте, — приторно, как-то противно промурлыкал Анатолий, что Мила невольно поежилась: он никогда так еще не говорил.
С этим миром явно что-то творилось. Возможно, девушка еще не проснулась, ей отчаянно хотелось убежать от этого кошмара, но она продолжала сидеть на стуле рядом с самыми близкими ей людьми.
— Поверьте, — повторил Толик, — она возненавидит вас, а когда возненавидит — найдет способ уйти.
— Почему именно она?
Парень пожал плечами.
— С ней было не противно целоваться. Мила даже симпатичней моей невесты.
Анатолий подмигнул Ольге. Георгий сорвался с места и уже намеревался зарядить кулаком по лицу парня, как на пороге показалась Мила. Точнее ее копия.
Настоящая Мила пискнула от страха и зажала рот руками.
Георгий так и замер: в воздухе возвышался большой кулак, а рука мужчины крепко сжимала майку Анатолия. Парень быстро отскочил от отца Милы и поспешил к двери, которая вела на задний двор, но у порога он остановился и шепотом проговорил, так чтобы девушка не услышала:
— Если деньги не будут готовы через неделю — я заберу ее и, поверьте, вы не найдете нас.
Анатолий скрылся из виду и на кухню зашла Копия Милы. Она замерла: мать с отцом выглядели опечаленными.
Настоящая Мила вспомнила тот день. Это было как раз неделю назад. Она возвращалась после школы и прибывала в отличном настроении: ей за сочинение поставили высший балл.
— Что-то случилось? — испуганно спросила Копия девушки.
— Нет, солнышко, — ласково ответила Ольга, — мы просто с отцом не знаем, что подарить тебе на совершеннолетие.
Копия улыбнулась и, подойдя к родителям, крепко их обняла.
— Мне ничего не нужно, — прошептала она, — я и так безумно счастлива!
Настоящая Мила громко заплакала. Но ее, естественно, никто не услышал.
Девушка вышла из дома и начала жадно глотать воздух. Ей казалось, что ее сейчас вывернет наизнанку. Она уже нагнулась и зажмурилась, как услышала знакомые, до боли в груди, слова:
— Постой! Не ходи сегодня гулять, побудь дома. У меня плохое предчувствие.
Мила медленно повернулась и уставилась на тоненькую спину. Свою спину.
Копия Милы нежно коснулась щеки матери и проговорила:
— Мам, все будет хорошо. Как всегда.
Настоящая Мила уж было подумала, что это, как и в прошлый раз, повтор ее жизни, но нет. В реальной жизни она не целовала мать на прощанье. В реальной жизни она забыла, потому что спешила к Анатолию. И, наконец, в реальной жизни Мила, отвернувшись от мамы, не скалилась.
И тогда девушка поняла, что перед ней кто-то другой. Кто угодно, но точно не она сама.
Нечто в теле Милы поспешило на кукурузное поле. По крайней мере, вначале. Отдалившись от дома, Нечто направилось к деревушке, где жил Анатолий. Оно прижалось к стене и начало подслушивать разговор, доносившийся из приоткрытого окна.
— Сколько можно носиться с этой сучкой? — жалобно спросил чей-то женский голос. Настоящая Мила подошла к окну вплотную и узнала девушку — невесту Толика.
— Милая, — ласковый голос принадлежал ее возлюбленному, — потерпи немного. Ее родители выплатят нам деньги и я порву с ней. Обещаю.
Анатолий приобнял свою невесту за талию и поцеловал в шею.
— Нет!!! — закричала, что есть силы Мила. На ее удивление, пара обернулась и испуганно посмотрела в окно. Мила оглянулась на свою Копию и закричала снова. Нечто смотрело прямо на нее и издавало те же звуки, что и она. Оно самодовольно скалилось.
Затем Копия Милы двинулась с места. Она вбежала в комнату и схватила невесту Толика за волосы.
— Ненавижу! — закричала Копия, стукнув девушку об уголок стола. Невеста упала на пол, с ее виска стекла маленькая струя крови. По глазам девушки Мила с ужасом осознала, что Нечто убило возлюбленную Анатолия.
Он не любил Милу, никогда не любил. На долю секунды она захотела, чтобы это Нечто убило и его тоже. Разбило его голову так же, как он разбил ее сердце. Но девушка быстро пришла в себя.
В состоянии шока Мила не помнила как Копия убила Анатолия. Она не помнила как Нечто одевало его в одежду чучела.
Мила лишь помнила, как шла по кукурузному полю, в дождь, падая на мокрую землю и впиваясь в нее ногтями. Мила лишь помнила, как Нечто твердило ей поторопиться и не отставать и она покорно следовала за ним.
Девушка уже не чувствовала страха и не плакала от горя. Она просто просила свою Копию окончить весь этот кошмар.
На что Нечто ответило:
— Я просто мщу за тебя. Если бы не я, он забрал бы деньги твоих родителей и сбежал с тобой, осквернил и выбросил, как ненужный хлам. Ты бы через несколько лет вернулась домой и, узнав что твои родители покончили собой, утопилась в озере. В том самом озере, где рыбачила с отцом.
Голос Копии был грубым, даже нечеловеческим, но Мила, почему-то, почувствовала благодарность.
Когда они добрались до ненавистного креста, Нечто начало вбивать в запястья Анатолия ржавые гвозди, приказав Миле придерживать тело за плечи. Она так и сделала.
Девушка наблюдала за своей Копией и все больше и больше про себя благодарила это Нечто, а затем и вовсе прошептала:
— Спасибо.
Копия замерла, не прибив гвоздь и улыбнулась.
— Не за что, — ответило оно.
— Спасибо, — орала Мила, гневно вбивая гвозди в тело возлюбленного, — спасибо, что разрушил мою жизнь!!
— Не за что, — мерещилось девушке, что отвечает Анатолий, все никак не умирая.
— Заткнись! — проорала она. — Если бы я не убила тебя, ты бы осквернил меня и выбросил. Осквернил и выбросил!!!
Толик засмеялся.
— Откуда ты знаешь?
— Просто знаю!!! — голос Милы дрогнул и она, собрав всю силу и всю ярость в руку, стукнула молотком по гвоздю. Гвоздь вошел в голову парня и бардовая струйка потекла по носу, а затем закапала на полосатую рубашку чучела.


Рассказ - фигняВряд ли кому-то понравитсяСредненько, не страшноХорошая историяОтличная страшилка! (Пожалуйста, оцените историю!)
(оценили 1 читателей, средняя: 5,00 из 5)
Загрузка...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *