Дед Иван

Эту историю рассказала моя прабабка бабушке (дочери своей) и моей маме. Прабабушка не дожила до моего рождения пару месяцев, поэтому, я ее даже не знала. Прадеда забрали на службу в армии в 38 году. Служил он неподалеку от родной деревни, поэтому прабабка ездила к нему на свидания. Так в 39 родилась моя бабушка. А прадеда сразу со службы забрали на войну. В 45 году на него пришла похоронка.
Жена его отказывалась верить в то, что мужа не стало, они, по сути, и не пожили по-человечески. Но мать прадеда Ивана настаивала на том, чтобы его в церкви отпели (как-то заочно, я не в курсе). У Прабабушки Лиды каждый раз, когда свекровь собиралась идти в церковь договариваться с батюшкой, случалась истерика — падала в ноги, умоляла не делать этого, верила в то, что это ужасная ошибка и ее муж жив.
Короче, свекровь однажды психанула и сказала, что вот скоро пойдет точно договариваться отпеть сына. Мол, умер ребенок и как-то не по-христиански его вот так оставлять. Похоронят его где-то в братской могиле, а душа к Богу не отойдет.
Прабабушка Лида не знала, что делать, пока сестра мужа двоюродная, Дукуня, не подсказала ей. Пошли, говорит, к деду-колдуну в лес. У них возле села был лес и на окраине самой, у самого леса, жил старичок. Все его боялись и никто с ним не общался, потому что он был колдуном, по слухам. Но добрая половина села к нему бегала по ночам, чтобы никто не видел — то ребенку энурез заговорить, то еще что-то.
В общем, собрали они в узелок хлеба, еще чего-то съестного (жили тогда бедно, кушать особо было нечего, но для деда собрали самое лучшее) и пошли вечером к нему домой.
Заходят они, а дед стоит спиной к ним, в печке копается и, не оборачиваясь, говорит: «Знаю, Лида, зачем ты пришла. Жив твой Иван. Как снег первый выпадет, домой явится». Прабабка с Дукуней бросили на лавку узелок и умотали оттуда. Говорят, страшно очень было. Это было, напомню, в 45 году.
Прошло пару месяцев, может, с полгода… В середине октября прабабушка пошла на Базар. А село у них было большое, там жили три общины — польская, еврейская и украинская. Было, соответственно, три церкви, базар и станция железнодорожная у самого базара. Идет баба Лида, несет яйца с базара и тут начинается снег… в октябре. Идет, смотри на снежинки, как они ей под ноги ложатся, поднимает глаза — а на встречу ей муж! Уронила, побила яйца от шока.
Оказывается, действительно, случилась ошибка. Дед обморозил ноги и был одно время в госпитале. Потом брал Берлин. А к осени то на товарняках, то пешком (он был в пехоте) дошел домой.


Рассказ - фигняВряд ли кому-то понравитсяСредненько, не страшноХорошая историяОтличная страшилка! (Пожалуйста, оцените историю!)
(оценили 2 читателей, средняя: 4,50 из 5)
Загрузка...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *