Первый и последний

«Внимание, из лаборатории под городом вырвался опасный вирус Н-135р. Первые десять часов вирус развивается в водной среде, а затем начинает передаваться воздушно капельным путем. Всему гражданскому населению приказывается в срочном порядке прибыть на эвакуационные точки до 18:30, в 19:00 город будет оцеплен на неопределенный срок. Тем, кто не успел на эвакуацию советуется запастись продуктами и водой. Затем перекрыть воду и газ. Окна и двери заклеить скотчем и занавесить плотной тканью. Вентиляцию завесить. Двери никому не открывать и на просьбы дать еды или воды не откликаться. Места расположения эвакуационных точек: улица Васи…»
Радиоприемник зашипел и замолчал. Глупость. Никто тогда не спасся. Никому не помогло это послание. Точки эвакуации разбомбили первыми. Затем с карты города исчезли торговые центры, площадь, аэропорт. Затем город оцепили. Правительство решило, легче обречь город на смерть, чем искать лекарство. Мы, Жители города, оказались отрезаны от всего мира. Один на один со страшной чумой. Меня зовут Александр. И я научился жить по новым правилам…
Я вжался в стену, стараясь слиться с ней. Стекла затрудняли обзор, но и так была видна фигура, рыскающая в коридоре. Это был человек. Он на ощупь пробирался по коридору страшно хрипя. Трудно поверить, что этот чертов вирус сотворил с людьми. Сначала у зараженного повышалась температура, потом все его тело покрывалось язвами и гнойниками. Глаза слезились, а затем слипались под тяжестью гноя. Горло сжимало так. Что каждый вдох давался боем, а вместо слов вырывалось лишь сипение. Я старался дышать через раз. Слишком хорошо я знаю, что такое рана чумного.
Тем временем фигура подошла ко мне в плотную, чумной остановился и прислушался. Я не мог даже дотянуться до оружия, он все равно бросится быстрее. Мне показалось, что так прошел час, хотя прошла лишь минута. Мои нервы не выдержали и я бросился к выходу. Чумной завыл и ударил в то место, где я был пару секунд назад. Я подскочил к двери, но она оказалось заперта. Черт, кто ожидал, что в этом доме вместо домофона — кодовый замок? Я развернулся и передернул затвор автомата. Звук получился что надо. Чумной, рванувшийся за мной, остановился и жалобно протянул:
— Хкхкхр пхкалуйсха хай немнохо еды, похкалу-у-у…
Я прервал его очередью в живот. Пощади я его — он бы меня не пощадил. Я включил фонарь и стал оглядывать дверь и стены. Как и ожидалось, под кодовым замком были нацарапаны цифры.
Дверь со скрипом отворилась и я вышел на улицу. Вонь была настолько сильна, что даже сквозь противогаз я почувствовал её. Это конец. Я снял противогаз и бросил его под ноги. Теперь нет разницы, от чего погибать.
Сотни чумных стояли во дворе многоэтожки. Были здесь и совсем сгнившие и недавно зараженные. Я узнавал людей со всего города, членов групп мародеров, одиночек как я, лидеров баз. Все они были заражены сегодня. У тех кто посвежее в руках было оружие, от прута арматуры до пистолета Макарова.
Вперед вышла молодая девушка, её лицо пересекал длинный гноящийся шрам. Видно было, что она являлась лидером больных. Она повернулась так что бы держать в поле зрения и своих и меня. Воздвигнув руки к небу, она закричала:
— Братья и Сестры, когда мы заразились, нам казалось, что это конец, что все, ничего нельзя изменить. Но потом мы стали слышать Голос. Голос приходил ко всем зараженным, убеждая их воссоединится. Глядите, мы слушались его и наши тела остались не тленны, — девушка явно врала, я видел её вчера, на одной из баз, так что, гнить она пока не начала, но видимо, чумные это не знали — Голос увел нас из точек бомбардировки, показал нам, где жить, но вот пришло время вернуть долг. Голос приказал нам заразить всех в этом городе, он пообещал, что тогда проказа сойдет с наших лиц! Этот человек — последний, так обретем же свободу!
Я и сам стал различать шепот в голове, но времени прислушиваться не было. Я дернулся назад и попытался захлопнуть дверь. Нет! Дверь заклинило и я бросился в подъезд. Луч фонаря выхватывал кровавые разводы на полу и кучи тряпья, голос звучал все отчетливее. Я бросился по лестнице вверх, стараясь бежать как можно быстрее… Хватайте его, хватайте и вы обретете свободу от проказы… Чумные бежали позади, я развернулся и высадил в них остаток обоймы… Час вашей свободы близок… Я бросил ставший бесполезным автомат и бросился дальше. Чумные перевалили через трупы своих товарищей и стали нагонять… Люди, вы все прокляты, так снимите же проклятье… Ударом я сбил замок на крышу и выскочил наружу. Ветер ударил мне в лицо… Он загнал себя в ловушку…
И тут я понял, что давно уже не один, кто-то говорил в моей голове. Значит, вирус уже проник в мозг. Воля моя начала слабеть. Вместе с осознанием пришел и страх. Это не бред моего воспаленного мозга, это сама чума! Это не вирус, это новая форма разумной жизни.
Нет, тварь! Я лучше умру, чем стану твоей марионеткой… Достойный поступок… Я разбежался и бросился вниз.
Мы очистили город от неверных. Я дарую вам свободу. Идите в другие города, в другие страны, материки. Оцепления больше нет. И помните, я всегда буду с вами…
За три часа до заражения. Городская больница.
— Александр Иванович Васнецов погиб после двухнедельной комы. В реанимацию попал после страной аварии. Что характерно, за несколько минут до смерти приборы зафиксировали выброс адреналина в кровь. Так же в крови было обнаружено неизвестное вещество. Я лично осматривал его тело и замечу, что оно покрылось язвами и нарывами. Простите, глаза слезятся, пчхи. Я хочу сказать, что это самый необычный случай за всю мою практику, коллеги. Пчхи, будь оно неладно. Похоже, я простыл….


Рассказ - фигняВряд ли кому-то понравитсяСредненько, не страшноХорошая историяОтличная страшилка! (Пожалуйста, оцените историю!)
(оценили 2 читателей, средняя: 5,00 из 5)
Загрузка...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *