Кутисакэ-онна. Начало

Автор: Михаил Клёц
Небеса на замке. Ни одного солнечного луча не пробивалось сквозь густые серые тучи. Это могло означать лишь одно – на улицах будет пустынно, люди любят домашний уют, а он умножается многократно, когда на улице скверная погода.
Юмико стояла возле дома, боясь заходить внутрь. Счастливая семейная жизнь канула в небытие, а её муж Кэзуо с каждым днём всё больше походил на параноика, так как непонятно откуда возникающая ревность сводила его с ума. Сначала это были просто придирки и словесные перепалки, затем в ход пошли избиения, один раз он даже бросил в Юмико ножом. К счастью, удар пришёлся рукоятью, и остался лишь небольшой синяк.
После работы Юмико сразу шла домой. Когда проблем с мужем не было, она не просто шла, а словно летела на крыльях любви, чтобы по приходу раствориться в объятиях любящего мужа. Когда же начались необоснованные обвинения в изменах, приходить домой вообще не хотелось, и она всё больше оттягивала этот момент, долго шатаясь по рынку, заходя в кафе и т.д. Идти от работы до дома — минут пятнадцать, она же приходила через два-три часа, что давало Кэзуо ещё больше поводов для ревности и истерик. Он даже начал намекать жене, чтоб она ушла с работы, но Юмико слишком её любила. Она работала швеей в небольшом ателье по пошиву одежды, и управлялась с ножницами, иголками и нитками так же мастерски, как фехтовальщик орудует своей шпагой.
Вот и сегодня Юмико просто стояла возле дома, провожая взглядом редких прохожих. Мимо иногда проходили влюбленные парочки, они перешёптывались, мило ворковали и смеялись. Юмико уже давно забыла о таком общении со второй половинкой. Её некогда цветущее лицо было словно покрыто шалью из отчаяния и усталости, в свои 24 года она выглядела на пять-шесть лет старше.
Начинало смеркаться, пора было заходить домой. Юмико знала, что ревнивец уже давно считает секунды её опоздания и рисует в голове картины, где она предаётся сладостным утехам в объятиях похотливых любовников. Вставив ключ, девушка с неохотой провернула его, каждый поворот ключа сопровождался щелчками, между которыми, казалось, проходила целая вечность. Юмико зашла в квартиру, было тихо, Кэзуо сидел на кухне, перед ним была наполовину выпитая бутылка «Сантори».
— Милый, я пришла, — Юмико старалась быть очень милой с мужем, хотя это редко помогало, поводов придраться у него всегда было в избытке.
— Я вижу. Как работа? — пробурчал Кэзуо.
— На работе сегодня было скучно, заказов в последнее время мало. Последние два часа пришлось просто сидеть и болтать с девчонками, пока рабочий день не закончился, — девушка хотела побыстрее заболтать мужа, так как по выпитому виски было видно, что его скоро начнёт клонить в сон, и этот день пройдет без скандала.
— Ясно. А с кем же ты болтала следующие три часа?
— Ни с кем, я заходила в кафе перекусить, потом на рынок, у нас закончились овощи.
— Не только овощи.
— А что ещё?
Кэзуо встал со стула.
— Ещё закончилось моё терпение, когда я спокойно выносил твоё враньё.
— Но я…
— Ты что себе надумала? Что можешь приходить от своих дружков, мило стрелять мне глазками, и я ничего не пойму? Перестань уже мне врать! Говори как есть, где ты была?!
— Я тебе уже всё сказала. И я тебе каждый раз говорю, никаких дружков у меня нет, и даже до тебя не было.
Кэзуо резко встал со стула, подскочил к Юмико, и, схватив её одной рукой за горло, грубо прижал к стене. Она слегка ударилась затылком.
— Ты ведь у нас красотка? – шепнул он ей. Этот шёпот звучал более устрашающе, чем любые истеричные крики.
— Что? Я тебя не поняла.
— Ты такая красивая. И знаешь себе цену, да? Твои любовнички, поди, при деньгах. Куда же мне, простому мусорщику, с ними тягаться, верно?
Впервые за эти дни Юмико стала переполнять злость. Нельзя было и дальше спокойно выносить все эти придирки и дурацкие домысли, она решила сама сыграть в его игру. Оттолкнув Кэзуо, она сказала:
— Ну конечно же! Я часто им рассказывала о том, какой ты чёртов неудачник. Это так их веселит. Они богаче тебя, они обходительнее тебя, нежнее. В постели они великолепны! Что ты можешь им противопоставить? Их не нужно спрашивать «Я красивая?», чтобы услышать комплимент! Ты сам виноват в этом, чёрствый, несносный ублюдок!
Во время своей гневной тирады Юмико не заметила, как наливаются кровью глаза Кэзуо. По её расчётам, встречная агрессия охладит ревность мужа, и он сам перестанет верить своим догадкам. Но она просчиталась.
— Лучше бы тебе заткнуться, — прошипел Кэзуо.
— Ну, это не тебе решать, когда мне открывать рот и перед кем. И для чего…
— Скажи ещё хоть слово, дрянь, и… — в руке Кэзуо появился нож, но Юмико, видимо, не придала этому значения, она так увлеклась глумлением над мужем, что перестала здраво оценивать ситуацию.
— И что? Зарежешь меня? Положи нож, идиот, тебе больше подойдет пилочка для ногтей, большие размеры – это явно не твоё.
Одним прыжком Кэзуо пересёк кухню, повалил ещё недавно любимую жену на пол и приставил к горлу нож. Со словами: «Сейчас ты станешь ещё красивее!», — он провёл ножом по левой щеке, потом по правой. Брызнула кровь, раздался крик Юмико. Безумец попытался зажать ей рот, чтоб соседи ничего не услышали, но рука соскальзывала из-за крови. Тогда Кэзуо начал наносить удары ножом в живот, крича при этом: «Ну что, шлюха, хочешь комплиментов? Спроси ещё раз «Я красивая?», спроси, ну! Что же ты хрипишь, задай в последний раз этот вопрос!». Он продолжал бить ножом, пока тело не обмякло. Вся кухня была залита кровью. Ещё минуту новоиспеченный вдовец лежал рядом с мёртвым телом своей жены, смотря на её изуродованное лицо и бормоча под нос ругательства. К этому моменту он уже полностью протрезвел.
———-
Оказывается, даже работа мусорщика может принести пользу. Нет, там нельзя стать коррупционером, ибо не за что брать взятки. Но вот избавиться от трупа при такой работе очень легко, особенно, если коллеги также являются твоими закадычными друзьями. Кэзуо рассказал им печальную историю о том, как его жёнушка заявилась домой в изрядном подпитии с двумя какими-то проходимцами (о её любовных похождениях, которых никогда не было, он уже давно рассказывал друзьям, так что они поверили во всё сразу). И якобы эти два подонка избили его, да так, что он вырубился, а когда очнулся, то обнаружил на кухне окровавленный труп своей жены. На вопрос, почему он не обратился в полицию, Кэзуо ответил, что побоялся, что полиция не поверит, и обвинит во всём его. Но друзья поверили каждому слову и закрыли глаза на то, что, при очередном выходе на работу, Кэзуо забросил в мусоровоз большой сверток, туго обмотанный пакетами. На следующий день вдовец всё же обратился в полицию, но насчёт пропажи жены, дескать, она однажды не вернулась с работы. Жили они в довольно неспокойном районе, так что в полиции никто не удивился.
Через какое-то время на свёрток с телом наткнулись пара бродяг, которые жили на свалке. Полиция опрашивала мусорщиков на предмет обнаружения тела при выгрузке мусора, но все заявили, что ничего такого не видели. А так как в городе работает около 12 000 мусорщиков, сверять все показания или устраивать очные ставки было нереально. Когда домой к Кэзуо пришли полицейские с дурными вестями, он, как любящий муж, изобразил искреннее горе. Копы поверили и пообещали найти виновных как можно скорее. Но Кэзуо был уверен, что не найдут и даже надеялся на это.
Дрязги с трупом и полицией были улажены, и жизнь вернулась в привычное русло. Дом, работа, попойки с друзьями, случайные связи помогли Кэзуо забыть обо всех переживаниях. Его не мучала совесть, жена не являлась в ночных кошмарах, всё было так, как будто Юмико никогда и не существовала. Лишь изредка он вспоминал её милое личико.
———-
Воскресный вечер, сумерки, тишина и умиротворение. Кэзуо плёлся неровной походкой из бара, полной грудью вдыхая вечерний воздух. Настроение его было на высоте, в мыслях витала сладкая пустота, на лице была блаженная улыбка.
Подойдя к двери, Кэзуо достал ключи и сразу же уронил их. После виски трудно выполнять даже простейшие действия. Подняв ключи, он собирался уже открыть дверь, но боковым зрением заметил сбоку какое-то движение. Справа вдалеке был какой-то силуэт. Не придав этому значения, Кэзуо отвернулся к двери, но что-то заставило его снова посмотреть правее. Силуэт был уже ближе, при этом метров на пятнадцать. Как можно было преодолеть такое расстояние за секунду? Кэзуо крикнул:
— Эй, тебе не кажется, что в такое время не стоит шастать тут? Мало ли что может случиться?
Силуэт медленно двигался к нему. На свет фонаря вышла девушка в коричневом пальто. На лице её была марлевая маска.
— Слушай, если ты болеешь чем-то, лучше держись от меня подальше, поняла? – осторожничал Кэзуо. – Чего ты хочешь?
— Я красивая?
— Ч… ч.. что?
— Красивая ли я?
Холод пробежал по спине Кэзуо. Этот голос. Это был определённо голос Юмико. Но она же мертва, может просто совпадение? Испуганный вдовец медленно протянул трясущуюся руку к повязке на лице девушки и потянул вниз. На бледном лице зияли две резаные раны, мёртвые глаза смотрели прямо на своего убийцу, в них читалась бесконечная ненависть. Девушка не спеша достала из-под пальто длинные ножницы и снова спросила:
— Так что, я всё ещё красивая?
Не успел Кэзуо открыть рот, чтобы закричать, как Юмико начала наносить резкие удары в живот своего когда-то любимого мужа. Она кромсала его до тех пор, пока верхняя часть туловища не отделилась от нижней.
Юмико стояла и спокойно смотрела на две части человека, который когда-то лишил её жизни. Никакого облегчения не наступало. С неба не появился яркий свет, чтобы принять мстительный дух, добившийся своей цели, в свои райские объятия. Внутри всё так же была пустота и непреодолимая тяга убивать. Внезапно сзади раздался детский голосок:
— А что с дядей?
Юмико обернулась и увидела девочку пяти лет, которая с непониманием разглядывала окровавленное тело Кэзуо. Девушка не стала отвечать, что с дядей, теперь её интересовал лишь один вопрос, ответ на который может стать последним в жизни девочки:
— Красивая ли я?


Рассказ - фигняВряд ли кому-то понравитсяСредненько, не страшноХорошая историяОтличная страшилка! (Пожалуйста, оцените историю!)
(оценили 3 читателей, средняя: 4,33 из 5)
Загрузка...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *