Кукла

Эту историю, которая случилось лично с ней, рассказала мне мамина подруга. Мама и тетя Зина работали в начале 90-х пусть и в разных организациях — но общались по рабочим вопросам, обедали в одной столовой и потом сдружились. Мама моя работала в УМР (управление механизированных работ), а Зина на заводе радиодеталей.
Начало 90-х гг в Иркутске было сложным временем — зарплаты не было, выдавали продуктами, урывал себе кто что где мог (мне было на тот момент 5 лет и я прекрасно помню то время, когда маме зарплату выдавали крупами и мороженными окорочками). У Зины было трое детей и муж, который работал там же, на заводе радиодеталей, и к тому же любил закладывать за воротник. Самой младшей, Полине, было 4 года. Зина в будни работала на заводе, а в выходные стояла на рынке — чтобы заработать на еду, приходилось продавать свои новые финские сапоги, и ледорубы старшего сына. Временами на Зину накатывало отчаяние — близился день рождения Полинки, а денег на подарок и даже на торт не было, а дочка так мечтала о кукле! Вдобавок еще и муж, Сергей, запил.
День рождения Поли был 5 декабря, а 3 декабря была годовщина со дня смерти ее старшей сестры, которая умерла 5 лет назад от рака. Это была суббота. Вообще, как рассказывает Зина, она не планировала ехать на кладбище — в начале декабря ударили морозы под -30, Сибирь все-таки, да и потом, она слышала, что зимой мертвых лучше не тревожить… но вот утром 3 декабря она встала с твердой уверенностью что надо ехать — села на первую электричку и еще затемно приехала на Смоленское кладбище. Стояла тишина, мертвые спали в своих могилах, кутаясь в пушистые сугробы, снега намело прилично, и Зина немного заплутала, уходя все глубже и глубже в кладбище.
Рассвело. Ее внимание приковала к себе одна могила — свежая, и украшенная вдоль оградки серебристым серпантином, обычно таким каким украшают елки. На кладбище стояла тишина, и было слышно, как он шелестит. «Чего только люди не придумают!» — подумала она про себя, подошла к могиле поближе. Вместо памятника еще стояла тумба, могилка была завалена живыми цветами и роскошными венками, которые стоили в начале 90-х баснословных денег. С фотографии на Зину смотрела беленькая девчушка с двумя косичками. И имя — Надя… умерла 3 дня назад, ей было 5 лет. Зина покачала головой — такое горе для родителей! Но где-то глубоко-глубоко ее кольнула зависть — живут же люди! могила розами усыпана! конфеты дорогущие лежат на тарелочке! Но самое главное… рядом с тумбочкой сидели две куклы и плюшевый медведь. Игрушки были явно заграничные, по крайней мере в Иркутске Зина таких не встречала, особое внимание привлекала к себе кукла-невеста, большая, в свадебном платье, с длинными черными волосами, в фате, личико, как живое…
Как потом рассказывает Зина — у нее что-то в голове помутилось, такая ее охватила зависть и злоба… от вечного безденежья, от пьющего мужа, и что своей любимой дочке младшенькой она не может даже день рождения по-человечески отметить, а у этой мертвой девочки было все! И рука на автомате схватила куклу. Зина не попросила прощения у мертвой девочки, не попрощалась — бегом бежала с кладбища. Очнулась уже только в электричке.
Сначала стало страшно, что куклу с кладбища забрала, но потом вспомнила, как Полинка мечтала о новой кукле. Зина была атеисткой, как, наверное, большинство воспитанных в комсомоле, поэтому все дурные мысли о чертовщине, и что вообще это грех, она от себя гнала. 5 декабря она заняла на работе денег, испекла любимый торт дочке, старшие дети сделали сестренке самодельные открытки, словом, провели день рождения. Дочка была от куклы в восторге — таскала ее с собой всюду, и в детский сад, и спала с ней, и ела. Звала ее просто: Принцесса.
Прошел месяц, и Зина уже и не вспоминала, как она получила эту куклу. Мужу говорила, что заняла денег и купила, совесть ее больше не мучила. Но вот неожиданно Поля заболела — поднялась сильнейшая температура. Зина взяла больничный и сидела с дочкой дома. Поле лучше не становилось, температура была 39, Зина кое-как ее сбивала до 38, но она снова поднималась, дочка плакала, плохо спала и временами бредила – говорила, что ее Принцесса — очень холодная, как будто ледяная, и еще пахнет от нее неприятно. Зина вертела куклу и так и сяк – пластмассовая, не холодная, и пахнет приятно — Полинкой.
Прошла уже неделя, врачи подозревали у Полинки воспаление легких, ребенок чах на глазах, Зина ночами не спала, сидела рядом с ней, Полина плакала и жаловалась на куклу, что та холодная, и еще говорила, что ей страшно, потому что какая-то злая девочка приходит к ней ночью, очень страшно поет, и хочет отобрать куклу. Когда Поля сказала про девочку — Зина похолодела, вспомнила сразу про ту мертвую Надю…
Как-то днем, когда старшие дети были в школе, а муж на работе, Зина сидела с Полей. Та уже уснула, прижимая куклу, да и сама Зина задремала — ночь не спала практически из-за температуры дочери. Разбудило ее пение. Раздавалось оно из коридора — не было никакой конкретной песни, просто «На-на-на-на». Пела девочка маленькая, но Зине почему-то стало так страшно… у нее было желание вскочить и закрыть дверь в комнату, но она как к стулу прилипла, молитв она не знала, «Отче наш», и тот из головы вылетел… Пение все приближалось и наконец в комнату вошла девочка маленькая, ни слова не говорила, просто пела — с двумя косичками и в красивом платье в горошек. Девочка стояла, смотрела то на Зину, то на Полину, продолжая петь, и глаза, как рассказывает Зина, у нее были недетские, злые и прозрачные…
Очнулась Зина минут через 10 — от страха хлопнулась в обморок, Полинка также спала, прижимая к себе куклу. Может, это был и всего лишь сон, но Зина схватила куклу, и, попросив соседку посидеть с дочкой, помчалась на кладбище. Было уже 6 часов вечера, зима, темно — кое-как через час она нашла могилу этой девочки, упала на колени и еще долго-долго просила прощения у нее. Поставила куклу рядом с другими игрушками — и побежала оттуда…
Поля очень плакала, спрашивала, где кукла — но главное, что температура у нее в тот же день упала, не было никакого чудесного исцеления, что ребенок встал и побежал на следующий день, Полю неделю выхаживали, так как ребенок ослаб, но на кошмары она больше не жаловалась. Сейчас ей 24, у нее уже двое детей и замечательный муж, про куклу она не помнит, только иногда говорит, что вспоминает какие-то смутные кошмары.


Рассказ - фигняВряд ли кому-то понравитсяСредненько, не страшноХорошая историяОтличная страшилка! (Пожалуйста, оцените историю!)
(оценили 2 читателей, средняя: 4,50 из 5)
Загрузка...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *