Десятилетие

Автор: Дмитрий Стаин
День в городе, что расположился на берегах мутного озера, куда сбрасывались химические отходы, выдался пасмурным. Тучи угрожающе сгущались над городом, а ветер, завывая, носился по улицам, срывая со столбов объявления, закручивая мусор и опавшие листья в своеобразную воронку. Автострады пустовали. Люди, коих здесь было не так уж и много, в большинстве своем предпочли сегодня не высовываться на улицу. Шейн, молодой репортер перспективной газеты из Нью-Джерси, остановил свой автомобиль у одного из магазинов, находящихся у въезда в город.
— Не могу поверить, но, кажется, я нашел его. Расчеты не подвели, — пробубнил себе под нос Шейн и не в силах поверить в свою удачу, он достал фотоаппарат. Сделав с разных ракурсов несколько снимков, он поймал на взгляд старика, наблюдавшего за ним из магазина. Убрав камеру, Шейн подошел к магазину. Дверь со скрипом отворилась, задев бубенцы, свисавшие над ней. Магазин пустовал.
— Добрый вечер, добро пожаловать в наш магазин. У нас есть широкий ассортимент продуктов, а также товары для вашего дома, — гнусавым голосом отрапортовал заученный наизусть текст, продавец магазина худощавый старик.
— Амиго. Не подскажите, где у вас можно остановиться на ночь? Понимаете, я репортер одной газеты и я пишу статью о вашем городке, – Шейн подошел к кассе, пробегая глазам по наполовину пустым полкам.
— Журналюга значит, — грубый, прокуренный голос принадлежал огромному мужчине, только что вошедшему в магазин. Он был выше Шейна в несколько раз. На нем была бейсболка с логотипом одной из команд, зеленая жилетка, под которой виднелась местами порванная майка. С головы свисала кепка. Он напоминал сурового дальнобойщика из старых фильмов, что зачастую показывают после полуночи на федеральных каналах.
— Репортер, — поправил его Шейн, стараясь не смотреть в его сторону.
— Лучше тебе держаться подальше, старина. Местные не жалуют гостей, особенно сегодня, — продавец ухмыльнулся, посмотрев в заляпанное окно.
Послышались первые раскаты грома. На пустынные пыльные улицы упали первые капли дождя.
— А что будет сегодня? – пытаясь узнать хоть что-то, Шейн подался вперед к продавцу, доставая из барсетки блокнот с авторучкой.
— Покупать будешь что? – старик отстранился, надменно поглядывая на через чур любопытного гостя. Он не любил дотошных ребят, постоянно сующих свой нос, куда не следует.
— Нет, лучше скажите, — он уже приготовился записывать.
— Катись тогда тогда отсюда, дружище. Том, проводи его, — продавец махнул рукой мужчине, что стоял позади Шейна, а сам достал из-под прилавка бутылку с виски.
— Но почему? Я провожу исследования. Помогите мне!
Тяжелая рука упала на плечо Шейна, заставив его вздрогнуть и замолчать.
— Короче, или ты сам садишься в свой ржавый драндулет и проваливаешь отсюда или я разбиваю твой драндулет, потом выбиваю дурь из твоей башки и выкидываю тебя помойку, собакам на радость. У тебя десять, мать твою, секунд. Выбирай, — Том зловеще улыбнулся, толкая парня к двери.
Долго не думая, Шейн побежал к машине. Том начал считать. Когда он досчитал до семи, репортер отчаянно заводил автомобиль, проклиная своего босса.
— Десять, — машина по-прежнему не желала заводиться. Шейн крутил ключ, наблюдая в зеркало заднего вида, как к машине приближается здоровяк Том, вытирая пот с загоревшего лица.
— Время вышло, янки! – камень с молниеносной скоростью полетел в сторону автомобиля и спустя несколько секунд послышался треск стекла.
— Я уезжаю, уезжаю! – кричал Шейн, обливаясь потом.
— Уже, блин, двенадцать! Ты опаздываешь, журналюга, — Том поднял с земли ржавую трубу, уже собираясь нанести сокрушительный удар по машине, а после и по голове Шейна. Но автомобиль завелся, а напуганный репортер вздохнул, вдавливая в пол педаль газа.
— Гребанный мудак, — выругался Шейн, поглядывая на Тома. – Ты еще заплатишь за разбитое стекло. Завтра я вернусь сюда с полицией, и посмотрим, как ты будешь махать своей трубой, — дрожащей рукой он набирал номер кузена, работавшего в отделении полиции. Шейн надеялся, что не ошибся в расчетах. Если все правильно, то вскоре его имя будет на обложках самых популярных изданий, а его роман станет бестселлером.
Тем временем Том, отбросив трубу в сторону, засмеялся, вытирая грязные руки о заляпанную зеленую жилетку. Он вернулся в магазин. Старик уже разлил виски, включил старое радио, динамики которого надрывно шипели.
— Так ему и надо, Том! Дай пять, — старик подал стакан Тому.
— Да пустяки. Давай выпьем. Выпьем за грядущий праздник, — он поднял стакан с виски, — Главное доберись до дома к сумеркам. Пусть ночь пройдет быстро, — в один момент он осушил стакан и, сморщившись, посмотрел на улицу. Темнело.
***
Прошло полтора месяца с тех пор, как Алекс переехал жить к своей девушке. Перспектива жить в городе, о котором он раньше не слышал, его явно не привлекала, но Мила настаивала на своем, в итоге заставив его согласиться переехать. В этом городе она прожила большую часть своей жизни. Знала каждую улицу и практически всех жителей. Уезжать отсюда она не хотела, тем более с трехгодовалым ребенком на руках.
— Питер так и не заснул? – спросил он Милу, когда та позвала его в спальню.
— Нет. Не беспокойся о нем. Все будет хорошо, — Мила выглядела спокойной, даже слишком спокойной. Алекс никогда ее не видел такой умиротворенной. Весь день Мила находилась в какой-то прострации. Ее не беспокоил ребенок, что с самого утра ведет себя не менее странно. Питер с самого утра ревел, будто пытаясь что-то им сказать.
— Слушай, он весь день орет как резанный. Удивительно, что еще не приходил сосед снизу и не просил его заткнуть, — Алекс лег в постель, снимая белую футболку.
— Он же ребенок, милый, — она расправила русые волосы и с таким же спокойствием продолжила, — Я его покормила, дала игрушек, включила детскую песню. Он успокоится к утру. Утром он никому не помешает.
— Да, наоравшись ночью вдоволь, он заснет утром. Ты время видела? Почти полночь! А он еще не спит. Раньше такого не было, — нотки сомнения слышались в его голосе. Он постепенно переходил на крик. Ситуация злила его.
— Ну, прекрати. Прекрати и засыпай, — Мила провела своей миниатюрной ручкой по груди парня.
— Тебе не кажется, что это слишком эгоистично по отношению к ребенку? Может он заболел чем-то? Или еще хуже – поранился? – Алекс поднялся с постели, как вдруг стены комнаты содрогнулись от сильнейшего раската грома. В следующие секунды комнату осветилась от удара молнии, а окно распахнулось настежь, впуская в помещение холодный ветер. Начался ливень.
— Твою ж мать, — выругался парень, спеша закрыть окно. Ребенок в своей комнате закричал с еще большей силой.
— Иди, успокой его, Мила! – вскрикнул он, закрывая окно. Крупные капли дождя били в лицо. Мила по-прежнему лежала в постели, будто ничего не замечает. Питер в своей комнате истерично вопил.
— Он сейчас успокоится. Вот увидишь. Тебе нужно заснуть, — она подошла к Алексу. Парень непонимающе оттолкнул ее.
— Какого хрена ты так говоришь? Это наш ребенок! Наш! – Алекс вылетел из спальни, не закрыв за собой двери. Он шел на крик испуганного ребенка. Мила вышла за ним. Встав в коридоре, она, молча, наблюдала за ним. Ливень на улице усиливался с каждой секундой. Удары грома сотрясали стены, едва не выбивая стекла из рам. Алекс почувствовал легкое головокружение, войдя в детскую комнату. По всей комнате были разбросаны игрушки. Питер, спрятавшись под одеялом, испуганно кричал.
— Успокойся, малыш Питер. Папа пришел к тебе, — он поднял ребенка на руки и начал укачивать, как обычно это делала Мила. Питер, испуганно смотрел в окно, впиваясь ногтями в грудь молодого отца. Алекс, удержав крик боли в себе, прижимал ребенка крепче, надеясь, что тот хоть немного успокоится. Питер, словно обезумевший, начал вырываться из рук отца. Кусая зубами его за руки, отчаянно царапая и пиная его.
— Что с тобой такое?
— Я тебе говорила, что его нужно оставить! Отойди от него! Ради бога, отойди! – Мила стояла у порога комнаты.
— Он испуган, понимаешь? Это отразится на его психике!
— Оставь его тут. Пожалуйста! Иначе будет лишь хуже! – Мила перешла на крик.
— Куда хуже? А? – он уже хотел переступить порог, как вдруг дверь захлопнулась прямо перед его носом.
— Я же тебе говорила, говорила! – Мила бросилась к нему, ударяя руками по двери. Питер изумленно застыл.
Свет в комнате, словно по команде, начал мигать. Гром сотрясал стены, с которых начали падать детские рисунки, цветы и фотографии. Свет замигал чаще. Алекс пытался открыть дверь, но та не поддавалась.
— Что за хрень? – Алекс уже выбился из сил.
— Просто оставь ребенка! – кричала по ту сторону двери Мила.
— Сейчас, Питер, подожди, — он положил ребенка в постель, оглядываясь по сторонам. За окном стихло. Свет по-прежнему мигал. Алекс решил выключить свет, но тот, как и дверь не поддался. Щелкая переключателем, парень испуганно наблюдал за происходящим. Питер успокоился.
— Мила, ты там? – боясь потревожить ребенка, едва слышно спросил Алекс. Ответа не последовало. Он толкнул дверь. Результат остался прежним.
— Что же делать, что же делать? – спрашивал сам себя парень, расхаживая по комнате. Внезапно свет потух. Оказавшись во тьме, Алекс ухватился за спинку детской кроватки. По спине пробежали мурашки. Странное чувство обуяло его. Казалось, за ним кто-то наблюдает. Кто-то смотрит в окно. Кто-то стоит за спиной. Кто-то находится прямо перед ним.
— Мила, ответь. Скажи хоть что-нибудь, — его слова застыли в воздухе. Он отошел от детской кроватки. То и дело, оглядываясь назад, он шел к окну. Глаза почти привыкли к кромешной тьме. Нащупав оконную ручку, он потянул ее вниз. Окно открылось. Свежий воздух проник в помещение, приводя парня в чувство. Улицы города были безлюдны. Свет погас во всех домах.
— Наверное, генератор полетел. Еще бы! Такая погода! – собственный голос успокаивал его. Он решил вновь попробовать открыть дверь.
— Они идут! Они идут! Они идут! Они идут! – словно заведенный начал повторять Питер, поднявшись на ноги.
— Кто идет? – Алекс растерявшись, подбежал к сыну. Он видел, как Питер поднялся на ноги. Словно зомби, ребенок смотрел в окно, продолжая повторять слова.
— Они идут! Они идут! Они идут! Они уже рядом!
Алекс поднял его на руки. Похлопал по щекам, пытаясь привести в чувство. Без результатов. Ребенок смотрел на него холодным, мертвым взглядом. Он не моргал. Не подавал каких-либо эмоций.
— Что такое, милый? Кто идет? Скажи мне, кто? – Алекс терял контроль над собой. Страх сковывал его тело. Ноги, будто приросли к полу, став с ним единым целым.
— Они уже рядом. Они уже рядом. Они уже рядом.
Яркий свет залил комнату, заставив Алекса зажмуриться. Что-то непонятное вырвало ребенка из его рук.
— Они здесь. Они здесь. Они здесь.
Снова тьма. Открыв глаза, Алекс вздрогнул. Питер парил в воздухе. Что-то невидимое удерживало его, управляло его действиями. Питер смотрел на отца. Игрушки позади Алекса взлетели в воздух. Свет вновь замигал.
— Убирайся прочь. Убирайся прочь. Убирайся прочь.
— Отпусти моего ребенка, черт побери! – Алекс бросился к сыну, но тот поднялся выше. Внезапно по телу прошла волна боли. Алекс закричал, падая на пол. Его руки выворачивались и шли на излом. Кто-то управлял им. Стены комнаты стали эластичными, а пол медленно засасывал его.
— Нельзя идти против. Нельзя идти против. Нельзя идти против.
Алекс пытался подняться на ноги. Питер парил над ним. Все также сверлил его мертвым взглядом. Все предметы в комнате поднимались в воздух.
— Мила! Мила, помоги!
— Никто не поможет. Никто не поможет. Никто не поможет, — зрачки ребенка засияли приятным голубым цветом. На лице появились трещины.
— Почему? Что это все значит? – Алекс сорвал голос. Его тело все глубже погружалось в пол. Внезапно он увидел силуэт, маячащий у окна. Силуэт был небольшим, чуть сгорбленным. Он двигался к Алексу.
— Что происходит! – перед его глазами все поплыло. Он перестал сопротивляться.
— Из десятилетия в десятилетие. Из десятилетия в десятилетия приходят они. Они. Они.
Силуэт склонился над телом Алекса. Парень пытался понять, кто это. Яркая вспышка света за окном осветила лицо существа. Над ним нависло тело некого существа. Его голова была лишена рта, а на месте глаз зияли огромные черные дыры. Нос был вдавлен. Склизкие лапы коснулись тела Алекса, и он только сейчас понял, что пол вновь обрел свою твердость, а предметы опустились на свои места. Лапа существа тянулась к его груди.
— Что ты такое, черт побери?
— Мы следующие. Мы следующие. Мы следующие.
Резкая боль и хруст костей. Существо пробило ребра Алекса. Лапа небрежно вырывала внутренности парня, выбрасывая их наружу. Алекс пытался что-то сказать, но с уст сорвались лишь предсмертные хрипы. Он видел, как Питер и еще несколько детей вылетали из окон домов, устремлялись куда-то ввысь. Существо продолжало потрошить парня, разбрасывая органы по всей комнате. Вскоре яркая вспышка осветила весь город.
***
Шейн настраивал камеру, пока его кузен вел автомобиль.
— Что ты привязался к этим городам? – спросил кузен, выбрасывая окурок в окно.
— Странная закономерность.
— Какая же?
Шей уже собрался ответить, как вдруг его кузен нажал на тормоза.
— Что, блин, такое? – Шейн вне себя от злости посмотрел в окно и обомлел.
На месте вчерашнего города осталось лишь озеро, окруженное бескрайним полем.
— Ну? Я тебе говорил, раз города нет на карте, значит, его не существует вовсе.
— Я проводил исследование. Читал статьи в старых журналах. Статей немного, но разные репортеры в разное время писали об этом городе. Каждый описывал его одинаково. Жители неприветливы, предпочитают не высовываться за пределы города. Все бы ничего, но каждый репортер указывает свое местоположение города. Я получил доступ к картотекам. Нашел там эти карты, что разваливаются в руках. С картами история аналогична. В ранних изданиях город указан на севере, в последующих изданиях его расположение менялось. Менялось постоянно. Вскоре город перестали указывать на картах. О нем забыли. Казалось, никакой последовательности нет, но мне удалось ее найти. Места повторяются с определенной периодичностью. Если соединить их на карте, то получится непонятная фигура, с одной стороны напоминающее лицо, а с другой оккультный символ, значение которого я до сих пор пытаюсь найти, — Шейн ходил вокруг машины, размахивая руками, то и дело, поглядывая на место, где еще вчера был магазин.
— А сейчас город исчез вновь? Бред. Бред сумасшедшего, — кузен рассмеялся, поражаясь глупости своего родственника.
Шейн достал из конверта фотографии. Кузен замер. Он разглядывал снимки, переводя взгляд на поле и озеро.
— Город исчезает каждые десять лет.
***
Мила зашла в магазин, где и встретила свою школьную подругу.
— Как прошла ночь? – она улыбнулась, закидывая в корзину печени.
— Если бы не Алекс, то куда лучше. Он пытался им помешать, представляешь? – Мила рассмеялась.
— Как помешать? Им противостоят лишь глупцы. Почему ты ему не объяснила?
— Он был не готов. Я думал, что заставлю его заснуть, но, увы.
— И что будешь делать?
— Найду нового парня. Может нормального. Заведем ребенка пораньше. Чтобы он повзрослел до жатвы. Я уже второе десятилетие отдаю им детей. Хватит. Мне почти семьдесят.

Original: http://cs409426.vk.me/v409426922/8eeb/asyxwA6MyoM.jpg


Рассказ - фигняВряд ли кому-то понравитсяСредненько, не страшноХорошая историяОтличная страшилка! (Пожалуйста, оцените историю!)
(оценили 2 читателей, средняя: 4,50 из 5)
Загрузка...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *