Реальный призрак цыганки

Автор: Дима Титов

Эта загадочная история случилась со мной чуть больше месяца назад. Даже сейчас, вспоминая ее, тело покрывается мурашками. До сих пор я сплю исключительно при свете, в комнате без окна. Да, я замуровал его, чтобы иметь возможность засыпать. Это произошло в поздний пятничный вечер, когда я шел домой после новогоднего корпоратива.

Немного подвыпивший, я возвращался домой пешком. К слову, заведение, где мы отмечали, находится в 20 минутах ходьбы от дома и на уговоры поехать на такси я не поддался. Дорога, несмотря на поздний час, оказалась на удивление оживленная. Много гуляющих компаний, симпатичных девушек, какой-то пьяница пытающийся убедить продавщицу из киоска, что ему просто необходимо продать пиво, «это вопрос жизни и смерти». Настроение у меня было хорошее и, шагая бодрым шагом, вот я уже очутился в своем дворе. На автомате запустил руку в карман, нащупывая ключи от домофона.

Моя девятиэтажка имеет форму буквы «П», таким образом, наш плотно заставленный автомобилями дворик был огражден с трех сторон. Морозный ветер уже стал продирать мое трезвеющее тело и я, ускорив шаг, поспешил к своему подъезду. Толи засмотревшись на свои окна, толи поглощенный собственными мыслями, я бросил взгляд на домофонную дверь и только очутившись совсем рядом с ней и уже поднимаясь по бетонным заснеженным ступеням я, наверное, от неожиданности, вздрогнув, остановился. Рядом с дверью стояла уже в годах женщина, цыганской внешности. Ее выразительный взгляд был уставлен прямо на меня. Хотя нет… она просто пожирала меня глазами. От этого я почувствовал, знаете, такую сильную неприязнь и желание поскорее удалиться… поскорее отстраниться от этой, совершенно непонятной особы. Одета она была, как и типичная цыганка… множество разноцветных тряпок, бдсвисающих до самого пола. За то непродолжительное время, что я находился в ступоре, успел только обратить внимание, что ее одежда была, мягко говоря, не по погоде. Не знаю, сколько она здесь уже стоит, но в таком одеянии достаточно и 5 минут, что бы околеть.

И вот, наконец, до меня дошло, что я просто замер напротив нее. Выйдя из этого удивленного оцепенения я, даже не знаю, зачем я это сделал, улыбнулся ей и сказал «здравствуйте», достав из кармана магнитный ключ и прислонив его к замку двери. Запиликав, домофон, как и полагается, открылся. Я потянул на себя металлическую дверь и уже собрался зайти в теплый подъезд.

— «Я есть хочу»  совершенно безэмоционально раздался хриплый женский голос слева от меня.

Я, стоя уже одной ногой в подъезде, на мгновение замер и повернул голову в сторону цыганки. Она, еле пошатываясь, смотрела куда то перед собой. В такт ее дыханию изо рта выходил густой морозный пар.

— «Простите?»  на удивление самому себе, произнес я. Обычно, в подобных подозрительных ситуациях, я стараюсь не вмешиваться и оказывать, при необходимости, помощь дистанционно. Но сейчас я стоял, смотря на нее, и ждал дальнейших действий.

— «Я есть хочу»  так же монотонно произнесла она вновь.

Пиликающий сигнал домофона наконец отыграл свою мелодию и воцарилась тишина, не сильно разбавленная звуком ветра и проезжающих вдалеке машин.

— «Вам нехорошо? Может, вам скорую вызвать?» я решил, что женщина просто не в себе.

Уже порядком надоевшая немая пауза, которую цыганка выдерживала между своими фразами, начала утомлять и я, решив, что сейчас поднимусь домой и вызову ей скорую, собрался наконец зайти в дом и закрыть за собой дверь.

Вдруг голова женщины вздрогнула. И медленно, не много трясясь, то ли от мороза, то ли от ее нездорового состояния, она повернула ее в мою сторону. Снова этот отвратительный пронизывающий взгляд. Только на этот раз в ее глазах я увидел такую ненависть, такую агрессию по отношению ко мне, что внутри у меня все сжалось. Оскалив желтые гнилые зубы и, очередной раз, выдохнув белый пар она, уже не просто монотонно произносила слова. Она требовала. — «Я есть хочу!!!!».

Наверное, всем, из детства, знакома ситуация, когда ночью встаешь, что бы пойти на кухню попить воды. А на обратном пути, уже щелкнув выключателем света, несешься со всех ног, что бы поскорее покинуть темный квартирный коридор и оказаться в своей кровати. Что бы, рисуемые сознанием монстры, не догнали и так и остались в бездонном мраке.

Точно такое же ощущение было у меня, когда, силой закрыв за собой металлическую дверь, я как угорелый несся по ступеням наверх на свой 7ой этаж. Закрывая дверь, не сводя глаз с уменьшающейся щели, я видел как она искажает лицо… не знаю что она делала… открыла рот, закатила глаза… а дальше с грохотом дверь закрылась. И, убедившись, что магнитный замок сработал, я рванул.

Третий этаж, четвертый, пятый, шестой… я знал, что за мной никто не гонится. Но это отвратительное ощущение панического страха не покидало меня не на секунду. Мне нужно было срочно оказаться у себя дома. В своей квартире. Перебирая трясущимися руками ключи, я выбрал нужный, с первого раза вогнал его в замок, провернул и дверь открылась. Прыжком очутился в своей квартире, захлопнув за собой дверь и не включив свет в коридоре, припал к дверному глазку. Одиночная лампочка освещала подъезд очень тускло, но этого было достаточно. Там никого не было. Постояв так с десять секунд, я, наконец, стал успокаиваться. А, спустя еще какое то время, даже стало смешно. «Ну и трус же я! Сам себе произнес шепотом  Испугался пожилую больную женщину».

Щелкнув выключателем, я снял куртку и повесил ее на крючок. Разулся. И собрался пойти в ванную комнату, что бы помыть руки и умыть лицо. Но так и не успел сделать это. Где-то на улице, во дворе раздался истошный женский крик.

Вновь, как бы издалека, почувствовал предыдущее ощущение страха. В голове пронеслась мысль, типа «ну что там еще…» и я двинулся на кухню  ближайшую комнату с окном, выходящим во двор.

Посреди расчищенной от снега дорожки, по которой 10 минут назад я возвращался домой, с пакетами в руках, стояла моя соседка  лет 50ти женщина, живущая этажом выше. Интересно, откуда это она возвращалась в такое время. Но это неважно… она стояла как вкопанная и, тыча пальцем в сторону моего дома, куда-то ниже моего окна – громко визжала. Я прижался лицом к стеклу, пытаясь увидеть, что такого напугало ее, что она так кричит. Но из-за темноты и горящего в коридоре света, совершенно ничего не мог разобрать. Быстрым шагом вернулся в коридор, выключил свет и снова на кухню, припал к окну. Соседка уже сидела прямо на снегу и, отталкиваясь ногами, пыталась отползать куда-то назад, также продолжая визжать и указывать пальцем, только уже по направлению моего окна. Мне стало жутко не по себе. От ее криков начали загораться окна в моем доме и в доме напротив. Я вновь припал к стеклу и направил взгляд вниз. Там что-то было.
Я никак не мог понять, что это… просто какое-то движение. Я протер окно, запотевшее от моего дыхания, и снова стал всматриваться. И вдруг, как я понял, включили свет и соседи снизу. И этот свет, выходивший из окна… он осветил. Осветил то, что карабкалось прямо по дому… прямо по бетонной стене… наверх. Это была она… эта женщина. И ее взгляд. Эта цыганка как какое-то животное карабкалась по моему дому и, как и прежде, смотрела прямо на меня.

Думаю описывать свое состояние — смысла нет. Сказать шок – не сказать ничего. Дикий, совершенно неконтролируемый ужас. Словно страшный реалистичный сон. Но только проснуться шансов у меня не было. Потому что это происходило на самом деле. Она карабкалось наверх, и уже была прямо под моим окном, проползя освещаемое окно и снова оказавшись в тени. Отчаянно пытаясь придумать объяснение происходящему… в моей голове пронеслась мысль : «Это какое-то чудовище…». И от этого стало еще хуже.

Я понимал, что надо бежать. Но я не мог. Все мое тело было парализовано непередаваемым ужасом. Я даже не мог оторвать взгляд от подползающей к моему окну нечисти. Я не знаю, что это было… да я и не хотел знать. Она уже доползла до меня. Она прямо напротив, за тонким стеклом. Это была та же самая женщина, которая стояла у подъезда. Только что-то в ее внешности было не так. Как будто ее лицо деформировалось, она стала походить на… не знаю на что. На что-то страшное. Нос задрался, куда-то наверх. Брови стали нахмуренные и сильно выступающие вперед.

Слушая стук собственного сердца и разглядывая во всех подробностях эту… это существо я начал ощущать, что в глазах все темнеет, и я вот-вот потеряю сознание. Оно разомкнуло губы, скрывающие все те же желтые гнилые зубы. «Я есть хочу» — раздался низкий рычащий голос из-за стекла.

Моя соседка. Она так и продолжала верещать и, как ребенок, ползти куда-то в сторону, пытаясь покинуть двор. Быть может, это спасло мне жизнь. Существо, наконец, оторвало от меня взгляд и, со злостью в лице, развернулось в сторону непрекращающегося визга. И вдруг меня словно отпустило. Будто кто-то свыше щелкнул выключателем и прошептал мне на ухо «беги, спасайся». Я сделал шаг назад, затем еще один, отходя от окна. Существо не смотрело на меня, она что-то выглядывало снизу двора, и это был мой шанс. Я спиной покинул кухню, оказавшись у входной двери. Медленно протянул руку и, со щелчком, провернул замок, открыв дверь. А затем, прежде чем покинуть квартиру, еще раз бросил взгляд на окно.

Она снова смотрело на меня. И в глазах его было еще больше ненависти, злобы, агрессии. Я распахнул дверь и как можно быстрее вышел в подъезд. Из кухни раздался звук бьющегося стекла. Я захлопнул входную дверь. И слава Богу, что конструкция моей двери позволяет запереть ее без ключа снаружи просто подняв ручку вверх.

Только я и успел сделать это, как грохот невероятно сильных ударов раздался из квартиры. А на двери, одна за другой стали появляться вмятины. Существо пыталась выломать ее. Раздался какой-то совершенно неописуемый рев, похожий на рев животного.

Я отпрянул назад, совершенно не зная, что мне делать. Бежать на улицу – нельзя. Оставаться в подъезде – тоже нельзя, существо выломает дверь.

На плече мягко легла чья-то рука. Я повернул голову. Иван Петрович. Мой сосед. Приятный добродушный приветливый дедушка. Видимо услышав шум, он вышел, узнать, в чем дело. И, что странно, увидев, что из моей квартиры ломится нечто ужасное, не растерялся. Молча жестом, он показал, что бы я зашел в его квартиру. Когда мы оказались внутри он также тихо закрыл входную дверь, жестом показал мне, что бы я молчал и выключил свет в коридоре. Из подъезда вновь раздался сильнейший удар, а следом звук упавшей на бетонный пол моей двери.

Я прижался спиной к стене… и закрыл глаза. Спустился вниз, приняв сидячее положение. Не знаю, сколько прошло времени, пока я просто сидел и слушал звуки из подъезда. Звуки рычания. Какие-то непонятные слова. Звуки этого монстра, ищущего меня. А дальше… наверное от пережитого ужаса… я просто уснул. А точнее – потерял сознание.

Проснулся, когда за окном уже было светло. Резко вскочил на ноги. «Иван Петрович?» — позвал я соседа, но никто не отозвался. На столе лежала записка, что он уехал, куда то по делам, советует никому не говорить что я видел этой ночью, что мне никто не поверит и просьба закрыть за собой дверь, когда буду уходить. Я окинул его квартиру взглядом и поймал себя на мысли, что никогда не был здесь ранее. Старые местами отходящие обои, старая мебель. Огромный шкаф с огромным количеством книг. И множество икон развешанных вдоль одной стены.

Мне вновь стало немного не по себе и я, закрыв за собой дверь, покинул квартиру.

Что было дальше? Вызвал полицию… как и посоветовал мой сосед, не стал рассказывать, что произошло. Сказал, что ночью кто-то пробрался в квартиру, но я успел покинуть ее и убежал. Набежало кучу народу… какие-то эксперты, непонятные личности в серых плащах. Видел что фотографируют, замеряют следы ударов о дверь. Слышал, как кто-то кому-то сказал: «Значит оно все еще в городе…». Врал я убедительно и вскоре меня оставили в покое.

Моя соседка… я видел, как с ней разговаривали какие-то люди. Она эмоционально рассказывала, что видела. После ее посадили в автомобиль и куда-то увезли. А потом… встретив ее случайно на улице я попросил рассказать, что она видела. Она сказала, что ничего не видела в ту ночь.
Я также зашел к Ивану Петровичу выяснить, что произошло и отблагодарить. Дверь открыла заплаканная девушка лет 20ти на вид и сказала, что дедушка умер.

Я забетонировал окно в своей комнате, а дверь, не ту, что ведет в подъезд, а дверь в моей комнате – поставил металлическую. Дверь, которую никто не сможет снести с петель. Всю ночь у меня горит свет. Но даже при свете мне крайне тяжело сомкнуть глаза. Потому что каждую ночь я слышу, какой-то скреб за забетонированным окном и какое-то мычание. Сегодня ночью я подошел и приложил ухо. Теперь можно разобрать этот голос. Я его уже слышал. И, как и в тот раз, это все те же слова. «Я есть хочу».


Рассказ - фигняВряд ли кому-то понравитсяСредненько, не страшноХорошая историяОтличная страшилка! (Пожалуйста, оцените историю!)
(оценили 4 читателей, средняя: 5,00 из 5)
Загрузка...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *